понедельник, 17 февраля 2014 г.

ИНЖЕНЕР-ИСПЫТАТЕЛЬ СКАФАНДРОВ И КАТАПУЛЬТНЫХ КРЕСЕЛ - ДАВИДЬЯНЦ В.Т.

ЛАУРЕАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРЕМИИ СССР

ДАВИДЬЯНЦ

ВИКТОР ТИГРАНОВИЧ



ИНЖЕНЕР-ИСПЫТАТЕЛЬ, НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА № 12 - ЛАБОРАТОРИИ ПРОЧНОСТНЫХ ИСПЫТАНИЙ И СРЕДСТВ СПАСЕНИЯ САМОЛЁТОВ И ПИЛОТИРУЕМЫХ КОСМИЧЕСКИХ АППАРАТОВ ЗАВОДА № 918 ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ПО АВИАТЕХНИКЕ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР - НПП "ЗВЕЗДА"

(25.02.1932 – 3.08.1992)


Родился 25 февраля 1932 года в г. Красный Сулин, Ростовской области,  жил на ул. Ленина. 
Окончил среднюю школу №1 (ныне Гимназия №1) в г. Красный Сулин.
Виктор Тигранович с теплотой и благодарностью отзывался о свих учителях :о Хармач, Жигареве А.Н., Нежельской П.Г., Сивелькине В.В., Аскочинской Л.Н.
После окончания СШ№ 1 в г. Красный Сулин поступил в Московский энергетический институт. 
С 1956 года до выхода на пенсию работал, т.е. всю свою жизнь работал Заводе "Звезда" под управлением главного конструктора Гая Северина в пос. Томилино Московской области. 
Последние годы жизни работал начальником лаборатории - под его руководством проводили испытания средств спасения.
Активно участвовал в разработке и внедрении авиационных и космических систем спасения экипажа (систем аварийного катапультирования, элементов экипировки пилотов, космических скафандров, индивидуальных кресел-ложементов для космонавтов ит.д. 
Те авиационные  катапультные системы спасения пилотов (катапультные кресла), которые разработали на заводе "Звезда", с непринципиальными изменениями,  используются практически на всех современных боевых самолётах и некоторых видах вертолётов) Вооруженных Сил России и некоторых американских ( в годы перестройки им продали патент).
Именно он лично написал на гермошлёмах космонавтов Ю.А. Гагарина и его дублёра Г.С. Титовааббревиатуру  СССР
Виктор Тигранович - лауреат Государственной премии СССР, награждён медалями, авторскими свидетельствами на изобретения.
Умер 3  августа 1992 года. Похоронен на Токарёвском кладбище в районе Рязанского шоссе. 





До старта оставались дни…
На космодроме Байконур все было к нему готово. Вывезли ракету. Она стояла на стартовой позиции «двойки» — места запуска пилотируемых кораблей, гордо подняв на самую верхнюю точку своего стройного, могучего, устремленного вверх тела, великое детище человеческого ума — космический корабль «Восток».
В ту весеннюю ночь, когда шли последние предстартовые приготовления, отдавались последние распоряжения, проверялись и перепроверялись системы, обеспечивающие запуск, среди всеобщего напряжения и волнений в домике для космонавтов безмятежно спал лишь один человек, которого знал небольшой круг людей, на которого пал выбор Государственной комиссии Советского Союза, доверившей ему первый полет в космос…
И вот ранним утром два космонавта — основной и дублер — прибыли в лабораторию, где должны были одеваться в свои космические доспехи — скафандры. Специалисты помогли одеваться Юрию Гагарину и Герману Титову. Зашнуровали и загерметизировали скафандры, уложили в карманы теплозащитных костюмов удостоверения космонавтов. И тут произошла заминка…
Дело в том, что в памяти советских людей были еще свежи события менее чем годичной давности, когда в праздничный день 1 Мая над территорией СССР был сбит американский самолет-шпион У-2. Пилотировавший его летчик Пауэрc покинул поврежденную машину и на парашюте спустился на землю в высотном костюме, в общем-то напоминавшем по форме скафандр.
Кто-то из присутствующих в зале подготовки к полету космонавтов вдруг вспомнил об этом событии и полушутливо-полусерьезно, глядя как идет проверка скафандров на герметичность, сказал:
— Вот спустится в этом снаряжении Юра с неба где-нибудь в поле и пока достанет удостоверение космонавта, ему, не разобравшись, какой-нибудь колхозник в степи в лучшем случае надает тумаков, а в худшем ткнет вилами. Перспективка прямо скажем неважнецкая.
В первый момент эта мысль всех несколько ошарашила. Но решение пришло почти мгновенно. Реализацию его поручили Виктору Тиграновичу Давидьянцу — знали, что у него хороший почерк.
В зале запахло нитрокраской. С небольшой баночкой и кисточкой в руках Виктор подошел к Гагарину полулежавшему в кресле.
— Сейчас, Юра, мы сделаем так, чтобы все еще издали увидели, что ты — гражданин Советского Союза. Юрий улыбнулся:
— Давай, старина!
На белом шлеме космонавта стали появляться алые буквы — СССР. Виктор отклонился, чтобы со стороны оценить свою работу. Судя по всему, он остался доволен. Из-под сдвинутого лицевого остекления шлема на него смотрели задорные глаза Гагарина:
— Смотри, не капни краску на нос!
— Все будет в порядке, Юра! Как настроение?

— Отличное! Пока еще не верится!
Виктор еще подправил надпись. Алые буквы на шлеме, подсыхая, становились рубиновыми:
— Цвет, прямо как у кремлевских звезд!
Гагарин посмотрел в зеркальце на правой руке скафандра:
— Отлично, старина! С таким почерком только великие документы выписывать! ...




По материалам: Давидьянц С. В. (сына), Монастырской Н.Л. (племянницы), сайта Космический мемориал http://sm.evgrumjantsev.ru/des3/davidjanc.htmсайта Гимназии № 1 г. Красный Сулин, "История Гимназии в лицах", сайта Космическая энциклопедия.
Фото Давидьянца В.Т. предоставил Давидьянц С.В (сын)
Фото Давидьянца В.Т. (портрет) 60-х годов с сайта Гимназии № 1, "История гимназии в лицах" http://100let.gimsulin.edusite.ru/DswMedia/istoriyagimnaziivlicax.pdf
Фото Давидьянца В.Т. с коллегами по работе с сайта Космическая энциклопедия

Отправить комментарий